Ад Гладкага Артура Георгіевіча

 

«Отступление немцев и пластинки»

Когда немцы отступали уже, они все свои вещи на землю бросали. Спешка же была, суматоха. Дома огнеметами многие поджигали, мол, не нам, так и не вам. Наш дом на углу улицы стоял, так его советский танк немного дулом задел, часть угла снесло. А мы с ребятами по улицам бегали и всё немецкие пластинки подбирали. Запускали их, они летят красиво, далеко.

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).

 

 

«День рождения на танке»

У меня ж день рождения-то 3 июля. Помню, в сорок четвертом наши войска по улицам идут, идут. И партизаны всюду ходят, такие отъетые. На немца что не глянешь – худющий, лицо вытянутое. А я радостный такой на улицу выбежал с цветами. Меня на танк даже посадили, а потом и в кабину. Вот это счастье было. Спрашивают: «Ну, малец, сколько тебе лет?» А я говорю: «Да вот сегодня девять». А они смеются, и тут булку мне такую большую дали и даже маслом намазали. Вот отпраздновал-то!

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).

 

 

«Зачем только выглянул…»

Как-то начался налет, мы сразу – в яму. Вдруг видим: человек бежит и кричит, чтоб пустил кто-нибудь. Ну, мы его пустили. Сидим, ждем, пока налет кончится. И тут он говорит: «Посмотреть бы…», а мама моя ему говорит: «Сидите, опасно же». А он высунулся и смотрит. И тут ему шрапнелью как жахнуло – весь скальп за раз сняло. Мы его потом в дом отвели, мама бинтует его, а он плачет и плачет.

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).

 

«Пронесло»

Немцы, эсэсовцы, как только в город пришли, в дома заходили, проверяли, забирали, что нравилось. И вот мама прибегает и кричит «Немцы идут!» Мама с бабушкой, чтоб ничего не отдавать, на меня и на сестру намотали ткани, одежду всякую надели, положили в кровать и тремя одеялами накрыли. Лежим мы, и вот одеяла кто-то отдернул. Смотрю – немец, в черной форме, со значками «эсэс», пистолет на меня наставил… да как заржет! Позвал офицера. Так, пополам от хохота согнувшись, и ушли, так ничего и не забрав.

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).

 

 

«Лошади»

Очень много на улицах мертвых лошадей было, особенно после налетов. Провода оборванные лежат, а они, бедные, наступают на них. И сразу замертво падают. Даже когда рядом проходят, их током бьет.

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).

 

 

«Пожалел»

Шли с мамой через поле в деревню недалеко от Минска. А у меня ж уши больные, перевязаны, вся голова обвязана была. Все меня за раненого принимали и жалели, даже немцы. Ну вот мы идем и тут видим: на поле отряд немецкий дежурит. Тут один на мотоциклете с каляской подъезжает, смотрит на меня, потом на маму, качает головой и говорит: «Матка, минэн, минэн» и указывает нам на обход. Так, выходит, немец нам жизнь спас.

 

Запісала ў 2013 годзе студэнтка 1 курса спецыяльнасці «Славянская філалогія» Грыдасава Ганна Аляксандраўна ў Мінску ад Гладкага Артура Георгіевіча (1935 г.н., вышэйшая адукацыя, беларус).